История биржевого «спекулянта».

Бенджамин Хатчинсон (Benjamin Hutchinson) родился в 1829-м году, в Америке. Он и не подозревал, что ему суждено войти в историю биржевой торговли, как человеку, который «развернул» биржевой рынок. Объемы торгов того времени, а точнее благосостояние населения не позволяли влиять на рынок одному торговцу, да и это противоречило бы принципам конкуренции.

Б. Хатчинсон начинал продавцом в лавке обуви, однако скоро стал торговать на Чикагской бирже. В конце XIX века обладал абсолютной властью на рынке пшеницы, что позволяло ему осуществлять разнообразные махинации на рынке. Его история, как он заработал целое состояние на узкоспециализированном рынке, и потерял его на рынке зерна, не устояв перед новыми временами и новыми трейдерами, станет и сегодня интересной и даже поучительной.

лог.jpg

Б. Хатчинсон родился в семье фермеров. В те времена, трудно было свести концы с концами и Бенджамин, едва встав на ноги, начал помогать родителям по хозяйству. Мальчиком мечтательным, абсолютно не приспособленным к монотонной фермерской жизни. Но работать у родителей пришлось до тех пор, пока не подвернулся случай покинуть родительскую ферму. Однажды, к ним заглянул торговец, которому в лавку был нужен продавец. Молодой Бенджамин, не раздумывая согласился на предложение, хотя зарплату ему назначили мизерную даже по тем временам — $20 в год.

Вскоре хозяин лавки обнаружил, что не ошибся в выборе: мальчик словно родился продавцом. Редкие покупатели уходили из лавки без покупок: Бенджамин умудрялся почти для каждого изобрести какое-нибудь новшество, чтобы убедить в привлекательности товара. Всего через год официальная зарплата Бенджамина поднялась до $30, хотя на самом деле он зарабатывал гораздо больше, умея продать товары дороже указанной на них цены.

Однажды, хозяин лавки был немало удивлен, когда напротив открылась новая, на вывеске которой значилась фамилия Хатчинсон. Это был первый шаг Бена в большую коммерцию. Лавку он открыл еще до того, как ему исполнилось 20 лет, а вскоре после достижения этого возраста в небольшую торговую империю Бена входили не только многочисленные лавки, но и мануфактура по производству обуви.

Изменилось все в 1857 году: крупный покупатель Бена разорился и не смог оплатить долги. Хатчинсон остался почти без денег. Жизнь пришлось начинать заново, и начать с нуля он решил на Западе, куда и отправился со своей семьей. Из Массачусетса перебрались  в Чикаго. Хатчинсон не прогадал: этот крупный промышленный центр с его сумасшедшим круговоротом товаров более всего соответствовал представлениям Бена Хатчинсона об идеальном месте для ведения дел. Так уж исторически сложилось, что Чикаго был центром практически всех потоков транспортировки и продажи пшеницы. Бен долго присматривался к круговороту этого знакомого ему с детства товара. Оказалось, что все решается на Chicago Board of Trade. Именно там он и купил себе место в секторе по торговле пшеницей. Место брокера обошлось ему всего в $10, правда, поначалу он не знал, что будет делать на бирже. У Бена было только одно преимущество: он неплохо разбирался в пшенице. Время для начала карьеры трейдера было подходящим. Противоречия между Югом и Севером нарастали, и в ситуации неопределенности биржевые спекулянты зарабатывали состояния за несколько дней.

шль.jpg

Манипуляции - воздействие на рынок.

XIX век считается золотым веком манипуляторов на рынке фьючерсов на товары. Такое мнение сложилось из-за того, что тогда особых ограничений в торговле не было. Регулирование в современном понимании этого слова отсутствовало. Например, не было ограничений на открытые позиции. Впрочем, в отличие от рынка фондового, манипуляции на товарном рынке случались относительно редко и в основе своей содержали какие-либо факторы, имеющие отдаленное отношение собственно к торговле.

кен.jpg

Свою стратегию на рынке пшеницы Хатчинсон построил, основываясь на анализе динамики цен на золото. Золото, в отличие от пшеницы, было очень волатильным, и изменение цен на него вызывало реакцию по всему спектру товаров, выводя из равновесия и пшеницу. Это был своего рода опережающий индикатор, поскольку за изменением цены на этот металл менялись и цены на сопутствующие товары. Заработать на таких движениях большие суммы не представлялось возможным, но у Хатчинсона не было права на ошибку: ему просто некуда было отступать. К 1863 году финансы Бена уже позволяли ему совершать более рискованные сделки. С этого момента он стал вести торговлю на балансе спроса и предложения, тем более, что этот рынок он достаточно хорошо изучил.

Помогла ему, как и многим спекулянтам, Гражданская война. Правительство стало распределять свои заказы на бирже, а дата истечения фьючерсных контрактов была четко зафиксирована в конце месяца. Для Хатчинсона наступило время больших сделок. К тому времени он был всеми уважаемый трейдер, и называли его не иначе как «old Hutch», что можно перевести и как «старый амбар».

орп1.jpg

Первое воздействие на рынок Хатчинсон затеял в 1866 году. После того как стало известно, что урожай пшеницы в этом году ожидается невысокий, из-за погодных условий, он решил сыграть по-крупному. Вложив в мае-июне все свои деньги в пшеничные фьючерсы на поставку товара, тогда они стоили 88 центов за бушель, он стал выжидать. В середине августа уборка урожая превзошла самые пессимистические прогнозы. Те, кто открыл короткую позицию в расчете на падение цены из-за ошибочных прогнозов, потеряли все свои деньги. Бенджамин реализовал контракты по 1,85 долларов за бушель, заработал на этом около $0,5 млн — сумму, не отражавшую реального положения дел: слава удачливого манипулятора росла чуть ли не ежечасно. Впрочем, классическим разворотом рынка это назвать сложно. Хатчинсон умело воспользовался конъюнктурой рынка и был одним из самых крупных игроков, а главное, он дождался нужного момента. Но итоговый рост цен был вызван не его манипуляциями, а недостатком товара. Другая его затея стала для рынка гораздо более серьезной и болезненной проблемой.

В сентябре 1888 года Хатчинсон начал скупать контракты на пшеницу с поставкой в сентябре, а также наличную пшеницу. Но в этот раз погоду на рынке устанавливал сам г-н Бен. Скупка контрактов проводилась по цене 87-88 центов за бушель. Росту препятствовало то, что продавцами стали многочисленные спекулянты, надеявшиеся на провал затеи Бенджамина. Но в манипулятора оказалась большая часть резерва Чикаго, и он продолжал скупку. 22 сентября цена бушеля преодолела психологический барьер — $1 за бушель. Но продавцы коротких позиций не останавливались, надеясь, что у Хатчинсона не хватит денег на покупку их контрактов. У него хватило и даже еще осталось на покупку зерна. В начале дня 27 сентября - за три дня до истечения сентябрьских контрактов, торги открылись по цене $1,05 за бушель, а к концу дня цена дошла до $1,28.

Оказалось, что Хатчинсон скупил большую часть контрактов, а многочисленные продавцы просто не могли исполнить свои обязательства, так как физической пшеницы в таких объемах не было. Множество мелких трейдеров буквально умоляли продать им контракты, чтобы они могли покрыть свои обязательства. Никто этого не ожидал, но Хатчинсон согласился, удовлетворив множество мелких заявок по цене $1,25 за бушель. Крупные игроки надеялись на лучшее, но к истечению срока контрактов цена поднялась к отметке $1,5, что означало разорение многих крупных игроков рынка. Продолжение получилось неожиданным: они отказались исполнять свои контракты, рассчитывая на падение цены. Но в данном случае власть над рынком полностью принадлежала Хатчинсону: на следующий день он установил цену $2. Никто не мог этому противиться, так как пшеницы не было, и по этой цене контракты были погашены. Прибыль от этого первого классического, а по мнению историков, и единственного разворота рынка составила $1,5 млн. долл. США.

marshrutka-1.jpg

После этого разворота рынка влияние Хатчинсона возросло просто неимоверно. Многие считали, что именно этот человек устанавливает цену на хлеб в Америке. С этого момента спекуляции Хатчинсона строились по достаточно простой схеме. Как только он начинал покупать или продавать пшеницу, большая часть биржевого сообщества присоединялась к его действиям, надеясь на успех. Почти десять лет Хатчинсон не знал крупных поражений.

К своему 60-летию он по-прежнему работал на бирже. Однако поколение брокеров успело смениться, стала уменьшаться и роль Чикаго на сельскохозяйственном рынке. Хатчинсон словно не видел перемен, продолжая играть по-старому, за что и поплатился.

 В конце жизни удача Хатчинсону изменила, и он разорился. Свою карьеру брокера он завершил в 1892 году. Сил начинать все сначала у него не было, да и время было уже другое. Но это уже другая история…

 О Кхенг Хонге, который управляет около 30 видами акций. Рынок капитала изменил жизнь Ло Хонга от маленького сотрудника - клерка банка, до человека с большими деньгами. За 13 лет средняя стоимость его акций увеличилась более чем в 1500 раз. Из публикации Денежные машины инвестора - компании, печатающие сотни, тысячи процентов прибыли Вы узнаете его удивительную историю богатства на нашем портале Книга жизни трейдеров.