Более 10 000 хедж-фондов c активами свыше 3 трлн. долларов работают в мире. Для сравнения – в странах СНГ наберется всего более сотни таких финансовых структур. В России есть около 50 участников инвестиционных фондов с общим объемом активов под управлением в районе $ 3,5 млрд.

По данным СМИ, частные российские инвесторы опасаются вложений в хедж-фонды, в силу отсутствия регулирования, а также из-за наличия высоких комиссий и повышенных рисков, которые не оправдывают потенциальную доходность. Впрочем, в своих претензиях они не оригинальны. Российские инвесторы предъявляют к фондам те же требования, что и инвесторы во всем мире. Глобальным инвесторам хедж-фондов сегодня интересны другие критерии – уникальность, жизнеспособность и масштабируемость стратегии, а также талант менеджера (так называемая «alpha personality») и его возможность показывать абсолютную доходность.

Идеи переориентации инвестиционной индустрии в сторону качественного улучшения продуктов и услуг предложил инвесторам Арам Гущян (Aram Gushchyan), руководитель департамента алгоритмической торговли Blackfield Capital.

На одном из мероприятий, проведенном при поддержке международной Ассоциации альтернативных инвестиций (CAIA Association) он сказал: «Российский рынок хедж-фондов начнет активно развиваться только тогда, когда на нем появятся инвесторы как профессиональный класс, а также институт финансовых советников, способных донести до инвесторов идею продуктов абсолютной доходности, активного риск-менеджмента и методов оценки качества управляющих. В итоге структура участников рынка поменяется. Управляющие, которые не способны приносить реальную абсолютную доходность, уйдут из индустрии. Новые успешные менеджеры могут появиться благодаря «поставщикам инфраструктуры», неким «инкубаторам» для восходящих звезд с уникальными идеями. Получив доступ на рынок, молодые таланты и предприниматели помогут сделать индустрии качественный скачок». Такое заявление поступило в финансовый мир в 2013 году. А до этого была своя история становления Арам Гущяна (Aram Gushchyan), как руководителя…

1aa80c35238424807bbaa6c5a2fe9645.jpg

Арам Гущян (Aram Gushchyan) мечтал о карьере пианиста, но пошел по стопам отца и стал заниматься финансами. В начале 1990-х Гущян-отец старший претендовал на место главы ЦБ Армении, а позже работал директором финансового департамента Vallex group, крупнейшего в Армении экспортера золота и меди.  

Первый контакт Арама Гущян с миром финансов в начале 2000-х, завершился неудачно. «Сто долларов, которые я взял у отца, исчезли без единой сделки на валютном рынке — сайт компании через пару дней просто перестал открываться», — вспоминает Гущян.

Поступив в Академию народного хозяйства, Гущян практически сразу начал «делать бизнес». И совместно с друзьями Араратом Мкртчяном и Давидом Папазян создал компанию MGM Capital, которая просуществовала полтора года, предоставляя клиентам консультации и оценивая активы.

Одновременно, прямо на занятиях в академии, Гущян совершал первые сделки на фондовой бирже на пару с другом. «Кто-то из преподавателей ругался, но в основном, к нам они относились снисходительно», — вспоминает Гущян. Он увлекся быстрыми спекулятивными операциями с фьючерсами на индекс РТС, совершая сотни сделок в день. На его счету было всего 60 000 рублей, и за день он мог увеличить эту сумму на 10%. Гущяну казалось, что он наконец-то нашел способ обеспечивать семью, но в 2010 году хлеб у скальперов начали отбирать роботы. Чтобы научиться соревноваться с ними, Гущян устроился на работу в брокерскую компанию БКС, где ему предложили консультировать клиентов с общим объемом счетов на 70 млн рублей. «Я сразу понял, что моя задача — делать комиссии, а не идеи. Я надеялся, что смогу объединить эти вещи», — поясняет Арам Гущян.

Пока он раздумывал над вакансией, его институтский друг Лулукян случайно познакомился у газетного киоска с финансистом, который предложил ему пройти собеседование. Лулукян испугался идти один и взял в поддержку Арама. Оказалось, что набором сотрудников для Blackfield Capital занимался экс-управляющий Morgan Stanley Ким Карапетян. После собеседования он предложил Гущян управлять портфелем объемом 5 млн рублей. Лулукян чуть позже возглавил отдел доверительного управления в УК Райффайзен Капитал.

Имея наработанный в скальпинге опыт, Арам Гущян предложил применить в Blackfield Capital идею скоростной торговли на утренних всплесках цен — «гэпах». В момент открытия биржи торговый робот с кредитным плечом 1:10 посылал около 6000 заявок в секунду, каждая из которых содержала до тысячи контрактов на индекс РТС. Такой высокочастотный робот собирал заявки с лучшими ценами, и, имея на счету 15 млн рублей, Blackfield Capital за пару секунд ежедневно получала прибыль по 500 000–700 000 рублей.

К 2011 году инвестиционный портфель Blackfield Capital вырос до 100 млн рублей. За год доходность компании выросла на 27%. Арам Гущян к тому времени только защитил диплом по построению бизнеса в алгоритмической торговле у экс-главы Московской биржи Рубена Аганбегяна и возглавил алгодеск в Blackfield. По данным РТС, компании удавалось быть в первой тройке по скорости заключения сделок в начале торгов. По словам Арама Гущян, для достижения лучших результатов специалисты компании разгоняли самые мощные на тот момент компьютерные процессоры и увеличивали их производительность. Компьютеры не выдерживали нагрузок и каждый месяц сгорали. Выросшие доходы позволили усилить команду, набрать физиков и математиков из университетов в России и США.

Оборот компании Blackfield Capital приблизился к 2% от российского срочного рынка, но высокочастотный трейдинг изменился — усилилась конкуренция, появились роботы, входившие на рынок не за 40–50 миллисекунд, а за 10. Руководству Blackfield нужно было срочно что-то менять. И первым делом, компания создала программное обеспечение для быстрой разработки новых стратегий. Новая платформа позволила за два-три дня превращать идею в код и оценить ее работу в режиме реального времени. Ранее этот процесс занимал шесть-девять месяцев. Разработанные стратегии учитывали, что ликвидность некоторых инструментов в России внутри дня ограничена $5–10 млн. Таким образом, сделки совершались раз в два-три дня. Также трейдеры компании не переносили позиции через выходные. Инструменты, которые применялись более чем в двадцати стратегиях, Арам называл «баскетами», они состоят из наиболее ликвидных фьючерсов на активы в России, Европе и США.

Была еще одна особенность алгоритмической торговли хедж фонда Blackfield — применение моделей фрактального броуновского движения для прогнозирования цен на активы. Также в компании трейдеры по собственной методике рассчитывали коэффициент Херста, что помогало определить тренды на рынке и дальнейшее движение цены.

Хедж-фонду Blackfield Capital удалось «разогнаться». Под управлением Арама Гущян, у компании имелись лицензии на дилерскую деятельность и на управление ценными бумагами. Сумма всех инвестиций достигала $20 млн. долларов. Blackfield планировала в этой гонке создания торговых роботов получать прибыль, и уже открыла офис в Нью-Йорке, куда потом планировал переехать  Гущян с частью команды. «Если ты делаешь свое дело хорошо, то в США перед тобой открываются большие возможности по привлечению средств и развитию бизнеса», — уверял он.

Последние полтора года Blackfield Capital обкатывала торговые идеи на $20 млн собственных средств, доходность за этот период составляла 30,8%. В планах у компании была организация двух фондов на Каймановых островах: Global Tactical Asset Allocation Fund и Alpha Equilibrium Quant Fund, под управлением Арама. Известна минимальная сумма инвестиций в новый фонд — $500 000. Комиссия за управление — 2% от стоимости активов, комиссия за успех — 20% от прибыли. Фонд планировал за первый год увеличить активы из $25 млн до $100 млн.

Но… В октябре 2014 года в компании Blackfield разразился скандал, об этом журнал Forbes рассказал финансовому миру.

Генеральный директор Ким Карапетян и учредитель Вагинак Мхитарян скрылись от инвесторов; к ситуации подключились правоохранительные органы. По словам Арама Гущян, все деньги на счетах компании около $20 млн , были выведены со счетов, включая наличные, все деньги пропали без вести. Сообща, с оставшимися сотрудниками пытались найти выход из ситуации, договариваться с инвесторами...

Неожиданно, Blackfield Сapital, стала известна тем, что активно набирала сотрудников на рынке и переманивала персонал из ведущих компаний: Deutsche Bank, Yandex, Aton Asset Management, Kaspersky Lab, Sberbank CIB, Renaissance Capital, Deloitte. В ходе разбирательств, стало известно, что заманивая потенциальных клиентов, руководство говорило о завышенной доходности, которая «могла превышать 60% в год». Арам Гущян заверял, что не знает, какими методами привлекались клиенты, и не имеет отношения к махинациям. Blackfield, основанный в 2009 году считался одним из самых многообещающих московских хедж-фондов. Бывшие сотрудники и конкуренты Blackfield говорят, что к 2013 году фонд торговал на Московской бирже до 2% фьючерсов и опционных контрактов.

Куда скрылся Карапетян с деньгами, в том числе средствами инвесторов?

«Наш генеральный директор просто ... исчез, - сказал Сергей Гребенкин, один из разработчиков программного обеспечения фирмы, в интервью. По мнению сотрудников компании, теперь он скрывается в США. Гущян говорит, что Карапетян отправлял своим партнерам электронные письма, на которые никто не ответил.

Раздел сайта, в котором компания Blackfield Capital ранее раскрывала информацию согласно требованиям российского финансового регулятора, в данный момент является пустым. Из него были удалены документы о финансовых показателях компании, размере собственных средств.  Также с сайта удалены все страницы из раздела "Контакты".

content_2014-10-11_0941.png

…В очередной рейтинг хедж-фондов попали 48 российских фондов с опубликованными результатами. Пять из них на момент составления рейтинга уже прекратили свое существование. Средняя длина трек-рекорда участников взаимных инвестиций достигает 5,5 года. Самый длинный трек-рекорд – 18 лет. Компании хедж-фондов, говорят, что в потерях инвестиций и ошибок в эмоциональной торговле виноват человеческий фактор, но генеральный директор, убегающий со всеми деньгами инвесторов, кажется, довольно большой и несправедливой человеческой ошибкой…

О том, как одна крупная сделка по продаже фьючерсных контрактов на сумму более $4,1 млрд, которая была заключена с помощью автоматического алгоритма, привела к «Мгновенному обвалу» Flash Crash, произошедшему на фондовом рынке США 6 мая 2010 года, вы узнаете из статьи HFT-роботы - высокочастотные алгоритмы. Трейдинг в стиле «Flash Crash» на нашем портале Книга жизни трейдеров.