История Джулиан Робертсона (Julian Robertson ) - известного инвестора, успешного предпринимателя и миллиардера, в полной мере демонстрирует то, что ни один баловень судьбы не застрахован от потерь – как из-за собственных ошибок, так и из-за внешних обстоятельств.

Состояние г- на Робертсона оценивается в 3 млрд долларов, а его имя – перечислено в списке самых богатых и влиятельных людей планеты Forbes. Джулиан Робертсон (Julian Robertson ) - основатель крупной инвестиционной компании Tiger Management Corp. В самом начале – в 1980-х годах он управлял инвестициями акционеров  8 миллионов долларов, в созданном фонде Tiger Management Corp., и через десять лет размер активов вырос до 22 миллиарда. Однако в 2000 г компания прекратила свое существование, являясь одной из первых в мире хедж-фондов. После допущенных ошибок Робертсон уже не смог восстановить свой фонд и был вынужден объявить его банкротом.

Как пишет о нем Business Week, его история – это история человека, «который поднялся очень высоко – но только для того, чтобы разрушить построенное им, из-за сверх жесткого контроля и своего необузданного темперамента».

Julian_Robertson_Net_Worth.jpeg

Джулиан Робертсон (Julian Robertson) родился в 1932 году в небольшом городке Солсбери в Северной Каролине в достаточно состоятельной семье.

Фондовый рынок привлек Робертсона в 1970- годах, когда ему было почти 40 лет. Через несколько лет с первоначальным капиталом около 8 млн. долларов, он основал собственный фонд Tiger Management. Название фонда стало символическим, демонстрируя, что «тигр» в состоянии бороться и с «быками» и с «медведями». Кстати, все фонды под управлением Tiger носили имена хищных животных: «Ягуар», «Пума», «Оцелот».

Фонд Tiger Джулиана Робертсона приносил прибыль своим инвесторам даже в тяжелые для Америки в финансовом плане года. Крылатой стала его следующая фраза: «Нужно найти 200 лучших мировых компаний и инвестировать в них деньги, потом отыскать 200 худших мировых компаний и уйти по ним в короткую позицию. Только когда 200 лучших не смогут превзойти 200 худших, то вам следует задуматься о другом бизнесе».

Успех г-на Робертсона впечатляет. С самого начала ему удалось собрать команду лучших аналитиков с Уолл-стрит. К тому же, он всегда тщательно лично относился к сбору документации компании-объекта инвестирования. Если фонд собирался вложить средства, то проводилось настоящее расследование деятельности компании. При этом сам Джулиан утверждал, что на активы нельзя потратить менее 125 млн. долл. при выборе «длинной», и менее 50-70 млн. долл., в случае «короткой» позиции.

состоялась-встреча-руководства1.jpg

Г-н Инвестор имел чутье на прибыльное вложение. Он единолично управлял инвестиционным портфелем и принимал решения о покупке или продаже активов даже тогда, когда активы фонда выросли до нескольких миллиардов долларов. Первые годы дела фонда шли блестяще. Благодаря интуиции Робертсона на акции, в 1981 году Tiger заработал 24,3% прибыли, когда индекс S&P в этот же год упал на 5%.

На всем протяжении 80-х в фонд Tiger принимались только состоятельные инвесторы: те, кто был способен вложить от $5 млн. и выше. Кроме того, знаменитому инвестору удавалось быть на «острие» каждого нового инвестиционного тренда. Когда произошло падение Берлинской стены, в 1989 году он одним из первых начал покупать акции европейских компаний в надежде на их быстрый рост – и оказался на 100% прав. В отношении японского рынка встал в шорт – как раз незадолго до его падения. В 1992-1993 году он взял прибыль на волатильности мирового рынка облигаций, который штормило несколько месяцев подряд. Удача и интуиция позволяли зарабатывать огромную прибыль г-ну Инвестору.

В 1991 году в Tiger собралось около $1 млрд. активов. В 1993 году, когда фонд заработал рекордные 80%, Tiger перечислил на вознаграждение работникам около 20% прибыли, что составило $600 млн. Из них Робертсон получил половину или $300 млн. И это – на считая его доли в самом Tiger. Даже если она составляла на тот момент 25%, то главе фонда принесло еще около $750 млн. Соответственно, его годовой заработок в тот год по самым скромным оценкам превысил $1 млрд.

rtrhcuq.jpg

Впрочем, аналитики Tiger не жаловались на низкую зарплату, старшие аналитики получали до 2% от размещений инвесторов, а по 1% нередко доставалось даже молодым и талантливым новичкам. Это обеспечивало им годовой заработок примерно в $6 млн. – совсем неплохо для человека, недавно окончившего университет.

В начале 90-х в инвестиционном фонде начались первые потери, когда г-н Робертсон переключился с покупок крупных пакетов акций компаний, на спекуляции с валютами и облигациями. Причина этого была очевидной: он явно хотел быть вторым Джорджем Сорос и часто себя с ним сравнивал, ему всегда было необходимо с кем-то соревноваться. В выборе активов для инвестирования все чаще проявлялся его плохо сдерживаемый темперамент – тот самый, о котором сотрудники фонда говорят одновременно со страхом и трепетом. «Он непредсказуем, он пугает», - так они отзывались о главе Tiger.

Alex-Robertson-with-Harriman-Award-Recepient-Julian-Robertson,-Northrop-Award-Recipient-Si-Anthony,-and-Silas-Anthony-III.jpg

Череда поражений началась с 1994 года, когда за три месяца фонд «просел» на 12% из-за неудачной торговле на валютном рынке. Инвесторы, которые принесли в фонд деньги на волне его успеха прошлого года, начали спешно выводить активы в более удачливые компании. В 1995 году потери Tiger продолжались: фонд получил только 17% прибыли. В 1996 году, в день 8 марта Tiger потерял около $200 млн. на падении американских гособлигаций. Джулиан запаниковал и совершил отчаянный шаг - привлек к работе управлением капитала не только еще одну команду аналитиков, но и нанял себе в помощь специалистов из всемирно известного банка Morgan Stanley & Co. Это решение – ошибочное для Робертсона, который установил в Tiger исключительно авторитарный стиль руководства: единственный управлял портфелем и принимал решения о покупке или продаже активов – даже когда фонд вырос до нескольких миллиардов долларов.

blogpost (1).jpeg

Позже, эксперты фондового рынка сделали вывод, что именно неумение и нежелание Робертсона делегировать полномочия и стало причиной краха фонда в конце 90-х. Хотя, убежденность Робертсона в своей правоте имела под собой определенные основания. Сотрудники Tiger за глаза называли босса настоящей информационной машиной. Он мог посмотреть на длинный список цифр в финансовом отчете, который никогда раньше не видел и сказать: «Вот это – неправильно». И действительно так оно и оказывалось. Сам Робертсон признавал, что у него отличные способности к математике и он в доли секунды умеет перемножать и делить цифры.

Привлечение в Tiger восходящей звезды Morgan Stanley Дэвида Герстенхабера (David Gerstenhaber) не спасло от краха. Взаимоотношения были напряженными с самого начала. Герстенхабер не отличался покладистым характером и не собирался выносить вспышки раздражительности своего босса. Робертсон, в свою очередь, преуменьшал заслуги Герстенбахера в фонде и всегда утверждал, что решения по-прежнему принимаются единолично им. Это в итоге и привело к тому, что ключевой специалист по макроэкономике покинул Tiger, и увел с собой и часть команды фонда.

С другим специалистом - Дэвидом Моррисон (David Morrison) из Goldman Sachs отношения также не сложились. Партнеры разругались в 1994 году, когда их мысли по поводу макроэкономической ситуации оказались абсолютно противоположными. Сам Робертсон тогда стоял в «длинных» позициях в отношении индексов в Гонконге, Корее, Швейцарии и Великобритании, и в «коротких» - по отношению к японскому индексу, а кроме того играл на повышение доллара и падение европейской валюты. У Моррисона видение было противоположным почти по всем пунктам. Однако глава Tiger был упрям и его не слушал. В 1994 году выяснилось, что Моррисон был прав. В итоге Робертсон потерял 12% по итогам квартала и 9,3% по итогам года.

2016-07-24_141303.jpg

Говорят, что с этого момента аналитикам стало сложно пробиться к Робертсону. Это еще больше усугубило неразбериху и нередко приводило к тому, что пока Tiger начинал реагировать на предложения и покупать или продавать бумаги, правильный момент для входа на рынок был уже упущен. Дальнейшие годы были достаточно тяжелыми для фонда, уходили инвесторы, в первую очередь, европейские. За два года из фондов Робертсона инвесторы забрали примерно $800 млн. Неудачи сильно сказались на его и без того тяжелом характере и авторитарном стиле управления.

Внешне империя Tiger выглядела непоколебимой. В 1997 году под управлением компании было собрано $10,5 млрд., это сделало её вторым крупнейшим хедж-фондом в мире. В 1998 году фонды, под управлением Tiger, достигли рекордной отметки $22 млрд. Однако с этого момента фортуна окончательно отвернулась от Робертсона, в 1998 году катастрофически неудачная игра против японской йены и лопнувший в США «пузырь» высокотехнологических компаний – привели к краху империи. Инвесторы были в панике. В следующие 18 месяцев фонды Tiger сократились с $22 млрд., до $6 млрд., причем примерно $1 млрд. был востребован в течение марта 2000 года. Неудивительно, что после такой паники Робертсон принял решение окончательно закрыть все шесть фондов под управлением Tiger и вернуть капитал инвесторам. Именно тогда он произнес знаменитую фразу: «Мы находимся на рынке, который я не понимаю».

julian_alex_robertson25jan15.jpg

Однако, несмотря на неудачи последних лет, Робертсон все равно оставался одним из самых успешных управляющих в истории США. В среднем его фонды получили прибыль в 25% в течение 20 лет – феноменальный результат. По состоянию на 2014 год инвестиционный фонд Tiger, собрал 1 млрд долларов. На конец 2015 года, в активах компании под управлением приблизительно 535 млн. долл. США.

Интересы 85-летнего г-на Инвестора, по-прежнему связаны с инвестиционной деятельностью. Он считает, что своим успехом обязан длительной практической деятельности в бизнесе инвестиций. Миллиардер Джулиан Робертсон сегодня известен не только как удачливый бизнесмен, но и каквлиятельный меценат. Предприниматель периодически участвует в сборе средств, для разного рода организаций, в основном для образовательных учреждений.

P1020548.jpg

В настоящее время его состояние оценивается в 3 млрд долларов, а его имя - в списке самых богатых и влиятельных людей планеты.

Об успешной инвестиционной деятельности Уоррена Баффет и его самых выгодных приобретениях сразу после крупных биржевых кризисов, читайте в публикации Уоррен Баффетт. История успеха. Начало на нашем портале Книга жизни трейдера.