Когда она начала свою карьеру венчурного инвестора в 2005 году, эта отрасль вовсе не считалась женской. Сейчас Александра Джонсон – президент Global Technology Symposium, также она является управляющим фонда GTC (Global Technology Capital), который является частью  Draper Venture Network миллиардера Т. Дрейпера, с общим размером в $2 млрд.

Сегодня мы познакомим вас с одной из первых женщин-инвесторов Кремниевой долины, а также разберемся, что такое венчурное инвестирование.

 

Александра Джонсон родом из Дальнего Востока России. «Мне повезло родиться в семье, где много путешествуют, это сформировало мой кругозор», – признается Александра. После окончания аспирантуры в Санкт-Петербурге, она пробует себя в бизнесе, но чувствует, что ей не хватает бизнес-образования. Она решает покорить для себя новую вершину и поступает в американский вуз Беркли, Калифорния, чтобы получить MBA.

«У меня не было культурного шока от небоскребов, основная сложность была в том, что учиться приходилось без выходных и праздников», – вспоминает Александра. Она понимала, что не изучив местную культуру, психологию, менталитет, она не сможет добиться успеха в Америке, поэтому постоянно занималась самосовершенствованием.

Уже с первых месяцев жизни в Америке она узнала о венчурном инвестировании, но на то время не видела себя в этой отрасли. Она лишь была уверена, что это очень интересно. Через некоторое время Александра строит карьєру в международном консалтинге. «Это прекрасное чувство – принимать решения самостоятельно, но я часто испытывала трудность в общении с управленцами среднего ранга, поэтому тянулась к наиболее сильным».

Степень MBA, увлечение психологией и интерес к разным сферам науки и предпринимательства сформировали ее внутренний стержень и вели ее к венчурному инвестированию. Вскоре она основала компанию по бизнес-девелопменту  для стартапов Landbridge Capital.

 

Что такое венчурный бизнес?

Венчурный бизнес – это высокорисковый бизнес. Но сама суть этого бизнеса заключается во вложении в высокотехнологичные стартапы. Стартап в обмен на инвесторское финансирование дает ему долю в компании либо пакет акций.

Джонсон замечает, что чаще вырасти из маленького стартапа в серьезную компанию удается молодым предпринимателям. Но возраст – не гарантия.

«Успех в предпринимательстве – это стремление довести начатое дело до конца», – утверждает Александра.

Функционирование венчурного бизнеса обеспечивают три кита: инвестор, автор инновации и венчурный менеджер. И конечно же, пожалуй, наиболее романтический герой – бизнес-ангел. Роль бизнес-ангела состоит в основном не в том, чтобы сделать финансовый вклад (хотя это он тоже делает), а в том, чтобы поделиться с молодой компанией своими знаниями, рекомендациями, связями. Бизнес-ангел, как правило, берет несколько стартапов «под свое крыло».  Делает он это по двум причинам: щедрость :) (он же ангел!) и довольно низкая вероятность того, что компания действительно будет развиваться и приносить ему прибыль. Поэтому здесь нужна сноровка и умение выбрать действительно перспективный стартап.

Одним из главных векторов деятельности Александры является привлечение американских инвестиций в Россию. Она создала первый российско-американский фонд DFJ-VTB Aurora, который  успешно инвестирует в российские стартапы. Под руководством Джонсон в 2017 году фонд совершил успешный экзит, продав китайскому гиганту Teamsun Technology российско-американскую компанию Grid Dynamics. Изначально фонд вложил в стартап $5 млн, а продал его за $118 млн.

За 14 лет опыта в венчурном бизнесе, Александра Джонсон удостоверилась, что важное звено в этой индустрии – человеческие отношения и общение. Джонсон считает, что взаимоотношения стартап-инвестор схожи с детско-родительскими, при этом важно, что «родитель», он же инвестор, не должен оказывать давление на стартап в принятии решений, а лишь озвучивать свое предложение и направлять.

Александра также отметила культурные отличия ведение бизнеса: в России если ты даешь деньги, ты у руля, в Америке же важно выстраивать доверительные отношения. По словам Александры, лишь ленивый инвестор не будет пытаться найти стартапы в разных странах. При этом, если стартап то и делает, что участвует в конференциях, то вкладывать в него уже поздно.

 

Кто приходит в венчурное инвестирование?

Это люди разных профессий: аналитики рынков, бизнесмены, выпускники MBA или люди с техническим образованием. Александра Джонсон утверждает, что легче всего освоить венчурное инвестирование, работая непосредственно в фонде и видя все изнутри. Репутация, понимание рынка и связи – это то, над чем нужно работать инвестору в первую очередь.